Главная » 2015 » Июль » 29 » Петр Потрываев. Рекордсмен по всем статьям
13:28
Петр Потрываев. Рекордсмен по всем статьям

Авторские статьи В.Лямкина. Интервью с Петром Потрываевым, опубликованное в «Алтайском спорте» в 2008 г. (№26-27).

***

Петр Петрович Потрываев. Родился 21 февраля 1956 года в Рубцовске. Мастер спорта СССР. Рекордсмен рубцовского «Торпедо» по числу проведенных в его составе матчей (363), сезонов и забитых мячей (96). Воспитанник рубцовского «Алтайца» («Алтайсельмаша»).

Играл за клубные рубцовские команды «Алтаец» (1973 г.), «Вымпел» (1977-1979 гг.), в команде мастеров «Торпедо» играл в 1977, 1980-1993 годах. С 1993 года играющий тренер «Торпедо», а с 1994 года работает тренером команды.

В алтайском футболе есть абсолютный рекордсмен: рубцовский торпедовец Петр Потрываев долгих 15 лет играл за родную команду мастеров Второй лиги, установив рекордный результат в Кубке РСФСР, забив 20 мячей в 32 матчах. Такого достижения нет ни у одного российского футболиста в этих соревнованиях.

Это был универсальный, востребованный мастер. Он прекрасно играл на всех позициях. Везде, где того требовали интересы команды. Разве что вратарем только не был.

В 80-х годах он определял стратегию игры команды, был ее футбольным лидером и капитаном. Его переход на тренерскую работу в «Торпедо» был логичен и обоснован.

* * *

- Петр Петрович, с чего начиналась ваша спортивная жизнь?

- Родился я в Рубцовске, где футбол и хоккей с шайбой в то время были ведущими видами спорта.

Я воспитывался в команде «Алтайсельмаша» «Алтайце» и одинаково успешно играл в футбол и хоккей. Служил в армии в Красноярске. Когда демобилизовался, то вернулся домой в Рубцовск осенью 1976 года. 

И той же зимой стал в составе «Алтайца» чемпионом края и обладателем Кубка края по хоккею с шайбой.

Тренировал «Алтаец» тогда Анатолий Алексеевич Акимов. Когда же весной мы стали играть в футбол и обыграли молодежную футбольную команду «Торпедо», то меня заметил и пригласил играть за рубцовский «Вымпел» его тренер Юрий Сидорович Орлов. Доводы его были убедительными: он говорил, что со временем меня возьмут играть и в «Торпедо», которое в тот год дебютировало во Второй лиге.

Я начал играть за «Вымпел» в нападении. Эта команда была годом раньше чемпионкой края, но лучшие ее игроки - Булыгин, Зубанев, Волков, Мальков и Дубина - перешли в команду мастеров «Торпедо». После первого круга главный тренер торпедовцев Борис Иосифович Хоменко заявил играть и меня. Уже в том же 1977 году я сыграл за «Торпедо» несколько матчей, выходил на замены. Но в основной состав так и не пробился из-за большой конкуренции в линии атаки.

Два года пришлось поиграть на Первенство края за «Вымпел», набраться уверенности в своих силах, и в 1980 году Хоменко вернул меня в «Торпедо».

- Что это была за команда в то время?

- Это была самая великая рубцовская команда всех времен: Ривкат Галиев, Володя Мальков, Виктор Стуков, Грант Манасян, Володя Кучеренко, Саша Черкасов, Илья Рыжков, Валера Нагих, Коля Крымов. Особенно сильна была средняя линия, где выделялись два центральных полузащитника Кучеренко и Черкасов. Мы в тот год забили больше всех мячей в зоне - 74! Даже больше, чем «Динамо», хотя у барнаульцев была великая линия атаки - Сергей Окунев, Владимир Кобзев, Владимир Финк, Валерий Белозерский и Валерий Афонин. А у нас в атаке играли Илья Рыжков, Николай Крымов, Валера Нагих и я. И тем не менее, мы достойно сыграли в тот год, заняли второе место в зоне, трижды сыграли с «Динамо» вничью в чемпионате и еще один раз в Сочи на чемпионате РСФСР - 0:0.

Динамовцы в том матче не сумели реализовать пенальти. Победитель того матча завоевывал бронзовые медали, а в случае ничейного результата динамовцы занимали четвертое место, а мы - последнее, пятое. Играли, как за золотые медали, никто не хотел уступать!

- Говорят, что матчи между «Динамо» и «Торпедо» считались самыми принципиальными?

- Исторически так сложилось, что матчи между барнаульцами и рубцовчанами и в футболе, и в хоккее для рубцовских болельщиков считались главными. И если нам удавалось их выиграть, то сезон считался удачным. А если еще и опередить в турнирной таблице, как это случилось в 1979 и 1985 годах, то это было событием!

В «Динамо» же непременно снимали с работы тренера. На такие матчи нас и настраивать не надо было, сражались из последних сил.

- Как вам удалось закрепиться в «Торпедо»?

- Когда я в 1980 году пришел в «Торпедо», то мне было уже 24 года. Поздновато для большого футбола. Было трудно перестраиваться на совершенно другую игру, быструю, комбинационную, где у каждого футболиста был свой маневр, игровой почерк. Про «Торпедо» тогда говорили, что эта команда европейской школы. И действительно, в «Торпедо-80» все двигались, менялись местами, запутывали соперников, и часто бывало, что мы выигрывали у соперников с более крупным счетом, чем «Динамо-80».

Меня Хоменко чаще использовал в качестве нападающего на выезде. При огромной конкуренции мне все же довелось в том году поиграть и забить пять голов.

- Испытывали ли вы тренерский кредит доверия?

- Борис Иосифович Хоменко в меня верил. Доказательством тому было то, что во второй игре в Новосибирске, он поставил меня играть на место правого защитника. Валера Сорокин получил лишнюю желтую карточку и тот матч пропускал. Я никогда до этого защитником не играл, но Хоменко мне объяснил, как надо играть, и я провел на поле все 90 минут. Мы выиграли 2:0. И все последующие годы тренер находил для меня место в составе, и я играл на многих позициях: переднего и последнего защитников, крайних полузащитников, опорного и «под нападающим»... Думаю, что «под нападающим» у меня лучше всего получалось играть, и последние 6-7 лет я играл именно в этом амплуа.

- Чем вы можете объяснить свою высокую результативность?

- Я достаточно долго играл и забил около ста мячей. Причем в последний год (в 1993 году) меня Анатолий Сапожников, известный барнаульский статистик, упрашивал поиграть еще, чтобы я забил сотый мяч. Но мне уже и лет было немало (37!).

Всегда хотелось забивать голы, и в 1981 или в 1982 году, когда я играл «чистильщиком», помню, что забил два гола. Подключался к атаке и бежал через все поле к чужим воротам.

А в 1983 году Хоменко, видя, что я не мыслю себя без атаки, перевел меня в полузащиту на правый фланг. И в тот год я забил уже девять голов. Затем мне Борис Иосифович стал доверять бить все пенальти, штрафные и свободные, угловые удары. Все это у меня неплохо получалось. Но хорошо помню и незабитые пенальти. Однажды дома я не забил Новокузнецку при счете 0:0, а затем Зеленин забил нам по ходу игры два гола и мы проиграли - 0:2.

Запомнился забитый мною гол с пенальти в Рубцовске в ворота ленинск-кузнецкой «Зари» в матче на Кубок России. Помню, что против нас играли Смертин, Кормильцев и другие. Минут за 10 до конца игры я реализовал пенальти, и мы выиграли 1:0. В ворота Хабаровска забивал с пенальти. Помню, что очень волновался, потому что минут пять до конца оставалось. Выиграли.

- Каков уровень футбола был в 1992-1993 годах, когда вы заканчивали играть по мастерам?

- Конечно, уровень был в нашей Второй лиге очень слабый. Добавилось очень много новых команд из коллективов физкультуры: Радужный, Богучаны, Грамотеино, Уссурийск, Урай, Артем и другие. Забивать было полегче, чем раньше. Тем не менее, до сотни я не дотянул.

- С чем вы связываете быстрый взлет «Торпедо» в конце 70-х годов?

- В начальном периоде, в период становления команды, очень сильно помогли барнаульцы: Силаев, Галич, Стуков, Долгов, Нагих. Затем команда ежегодно укреплялась, повышала свои результаты, у нее появились свои лидеры и своя игра. Каждая игра для «Торпедо» была решающей, особенно дома. Обязаны были выиграть при полном стадионе. Ведь проиграешь - по городу не пройдешь!

Рубцовск - маленький, все друг друга знают, спрятаться некуда. Атмосфера в коллективе была великолепной. И тренер Хоменко, видя это, привлекал в команду совсем юных футболистов из группы подготовки, они тренировались вместе с нами, ездили в поездки, хотя в матчах и не принимали участия. Таким образом они «пропитывались» торпедовским духом.

Я считаю, что в Барнауле молодежи талантливой еще больше было, но ей так в «Динамо» не доверяли, как молодым рубцовчанам в «Торпедо». Барнаульцев не так рано «подпускали» играть, исключение составляли самые-самые: Рыбаков, Смертины, Яркины, Кормильцев и т.д. В «Торпедо» же ежегодно вливали «свежую кровь»: 1962 год рождения - Борис Романюк и Леонид Ворона, 1963 - Евгений Зарва, Евгений Крюков, Виктор Глуховцев, Андрей Брылев, 1964 - Сергей Лущик, Владимир Ерошкин, 1965 - Игорь Пономарев, 1966 - Олег Калашников.

В «Динамо» тоже ежегодно заявляли молодых футболистов, но играли они совсем мало. Поэтому рубцовчане быстрее прогрессировали и в игре раньше взрослели. В борьбе ноги и голову никогда не «убирали». Я еще в 1977 году заметил это. Казалось, что при столкновениях, в «стыках» за мяч аж «искры летели»! И какие бойцы были! Володя Мальков, Толя Булыгин, Валера Сорокин, Саша Черкасов! Команда «Торпедо» была очень неуступчивой, жесткой, быстрой, с характером.

Однажды в Ангарске 4:0 выиграли. Был случай, что в Петропавловске-Камчатском выиграли 6:1! А там всегда выиграть было не просто. В первом тайме мы по ветру играли и выиграли 6:0! Думали, что во втором «Вулкан» нам тоже много наколотит. Однако мы «зацепились» за результат и пропустили только один мяч.

- В чем секрет исполнения вами штрафных ударов?

- Много работал, шлифовал удар на тренировках. Я старался послать мяч над стенкой в верхний угол ворот, где не было вратаря. Именно над стенкой, так как если сильно и точно бить, то ни один вратарь отбить мяч не успеет. Для короткого разбега в четыре шага силы удара вполне хватало. Разбегался слева от мяча по дуге и внутренней стороной правой стопы «подрезал» мяч.

Бывало, что забивал со штрафного удара в тот угол, где находился вратарь. Так, в Комсомольске-на-Амуре перед самым ударом наш игрок двинулся за стенку, а вратарь подумал, что я ему сделаю передачу и «дернулся» с места. Я «подрезал» мяч ему в противоход, в его же угол, где он только что стоял.

Из серии чудесных голов со штрафных ударов у меня получился в 1984 году в матче против томского «Манометра», когда его тренировал рубцовский тренер Николай Васильевич Агафонов, а в воротах «Манометра» стоял бийчанин Краснослободцев. До конца игры было минут десять, счет 0:0, до ворот метров 30. Решился на дальний сильный обводящий стенку удар - 1:0.

Но кроме меня иногда по желанию били штрафные Зарва, Брылев, Панченко. В первые годы «Торпедо» неожиданно мощно без разбега с левой ноги бил Мальков. Причем в тот угол ворот, где стоял вратарь. Но удар получался настолько сильным, что и отбить мяч редко кому удавалось. Если он попадал в створ ворот  - верный гол!

- После 1980 года результаты «Торпедо» стали хуже...

- Сезон получился удачным, многие ушли, а остались из основного состава только Сорокин, Мальков, Черкасов и Кучеренко. В начале сезона 1981 года в домашнем матче с Ангарском (уже во втором туре) получил перелом ноги Кучеренко, и в средней линии без него игра стала у «Торпедо» более слабой. Мы заняли только 13 место, ушли Кучеренко и Черкасов.

На их места Хоменко взял молодежь, и в 1982 годы мы заняли предпоследнее 14 место. Но молодые ребята быстро прогрессировали и в последующие годы мы стали выступать увереннее: 1983 год - 11 место, 1984 год - седьмое место вслед за «Динамо» (сыграли оба раза вничью - 0:0 и 2:2), 1985 год - четвертое место, а «Динамо» - только седьмое! Мы оба раза обыграли динамовцев: в Барнауле - 1:0, а в Рубцовске - 3:0!

В эти годы нам очень сильно помог вратарь Владимир Грынгазов, перешедший к нам из «Динамо».

Он был вратарем очень высокого класса, благодаря ему «Торпедо» выходило в финал Кубка РСФСР-86 с ивановским «Текстильщиком», в 1985 и 1986 годах он в составе нашей команды признавался лучшим вратарем РСФСР. Его приглашали в Высшую лигу, но он не хотел там быть на вторых ролях, хотел играть. Но сразу ничего не бывает.

- Петр Петрович, вы долго ждали своего «часа», почти четыре года доказывали тренеру свою профессиональную состоятельность игрока, ведь это томительное ожидание, или есть и более яркие примеры?

- Алексей Михайличенко в дубле киевского «Динамо» четыре года играл, но пришел его час, и он показал все, что он умеет. Играл за сборную СССР, стал олимпийским чемпионом, заслуженным мастером спорта.

- А бывают недооцененные игроки?

- Бывают, и очень часто. Меняется тренер или команда, и игрока уже не узнать. Он буквально расцветает на глазах, полностью раскрывается. Но «своего тренера и свою команду» тоже еще найти непросто. Работать надо, «пахать» и ждать своего часа.

- Петр Потрываев - игрок универсальный, может сыграть на любом месте, но где ему было играть интереснее всего?

- Под нападающими. Это очень интересная творческая позиция: можешь добить мяч в ворота, можешь помочь в центре поля и тут же убежать вперед за счет высокой скорости, выскочить в свободную зону. Для этого надо правильно «открываться», должно быть чутье.

- А вас интуиция выручала?

- Да, я часто забивал «легкие голы», после отскока мяча от вратаря. Это внутреннее чутье, которое помогает прибежать на отскочивший мяч первым. Однажды мы в Рубцовске проигрывали 0:2 Красноярску. Сократили счет с пенальти, а затем я забил второй гол именно с добивания, когда мяч отскочил от красноярского вратаря Евтушенко всего на полметра, но я был уже рядом, на подборе. Этот гол выбил красноярцев из себя, и мы выиграли 4:2.

- Чем отличались сибирские и дальневосточные команды?

- Сибирские были более техничными, играющими командами, а дальневосточные - атлетичные, в тактическом плане - более прямолинейные.

Из сибирских команд выделялась омская своей физической мобильностью: ее игроки двигались по полю от первой до последней минуты.

У «Иртыша», может быть, игра была не очень красивой, но качественной.

В Омске хорошо развит городской клубный и детский футбол, всегда были свои хорошие футболисты, да еще и чужих они подбирали. Из Рубцовска у них играли вратарь Любельский, полузащитники Кучеренко и Черкасов. Из Братска - Березнов, из Ангарска - Толчев. Кого попало омичи не брали, заманивали институтом физкультуры.

В Красноярске всегда настоящая футбольная команда играла. Много было местных самобытных игроков.

Но им всегда чего-то не хватало, чтобы выиграть турнир. Наверное, самоотдачи на всей дистанции турнира. У них столько прекрасных игроков выросло! Романцев, Тарханов, Кишиневский, Колчин, Якунин, Ольховик, Редкоус, Евтушенко!

А Юра Сипкин как играл! Это, наверное, лучший «чистильщик» сибирского футбола на все времена. Передачу мог выполнить на 50 метров с шага! Такой умница футбольный был! Когда он играл полузащитником, то это был такой «профессор»!

В 1980 году в Барнауле очень сильная команда подобралась. Таких пять нападающих «Динамо» уже, наверно, никогда не соберет: Белозерский, Окунев, Финк, Кобзев, Афонин! И каждый умел забивать! А в воздухе им равных не было! Могли любую команду «затоптать»!

- Петр Петрович, а вас приглашали в «Динамо»?

- Дважды. В 1986 году - Каминский, и в 1989 году - Хоменко. Но уходить из «Торпедо» в 30 лет и уезжать из Рубцовска я не хотел.

Мне хотелось возродить торпедовский стиль 1980 года. Это был действительно наш фирменный стиль: стенки, забегания, смена мест.

Связка Черкасов - Кучеренко была одной из лучших в Сибири и на Дальнем Востоке. Черкасов был в движении все 90 минут, играя левого полузащитника выдавал такие передачи, хотя «левшой» и не был! От них мы многому научились. А какими наставниками на поле были Галич, Долгов, Стуков!

- Каким тренером был Борис Иосифович Хоменко?

- Он очень творчески подходил к каждому футболисту, каждому находил слова, вселял уверенность, давал возможность раскрыться, не ругал за импровизацию, он давал футболисту мыслить самому.

У него в команде такая творческая атмосфера была, такая дисциплина! Все очень требовательно относились к себе, не позволяли себе ничего лишнего.

Поэтому и результатов добивались не имея особых денег или великих игроков. У нас даже элементарных условий для подготовки к игре не было.

Перед игрой мы ночевали в своей гостинице «Алей», где всегда собиралась на площади молодежь, и в такой обстановке готовиться к игре было непросто.

Хоменко никогда нас не проверял, доверял абсолютно всем. Как же мы могли его подвести?

Борис Иосифович - это легенда алтайского футбола. Основных или, можно сказать, всех успехов, «Торпедо» добилось при нем.

Это уникальная личность, преданнейший футболу человек. Ему все было интересно, он о каждом футболисте хотел знать больше. Он на память помнил телефоны всех членов команды, знал по именам всех жен футболистов и их детей.

Он был великолепным педагогом, прежде всего, психологом. Он чувствовал настроение каждого. Где надо пожурит, даже и прикрикнуть мог. А когда и промолчит, видя ошибку игрока и как он ее переживает. И игрок мысленно остается ему благодарным и старается оправдать доверие тренера.

Команду он мог настроить на любую игру. Не было случая при нем, чтобы мы играли с кем-то договорную игру, всегда бились в каждой игре из последних сил, поэтому нас болельщики не только любили, но и уважали.

- Какие игры вам запомнились больше всего?

- С «Динамо», конечно! Но помню и с другими командами. Запомнился гол в наши ворота, который забил Юрий Зуйков в Иркутске. Мяч пролетал у нас высоко над головой, как вдруг он выпрыгнул и в падении через себя пробил по мячу и угодил в дальнюю «девятку»! Такой гол классный получился! Вообще, он часто забивал голы красивейшие.

В Иркутске запомнился еще полузащитник Виктор Подвеско, раздававший длинные передачи на фланги, удар у него был как из пушки!

В Омске Валерий Толчев мог пройти с мячом от штрафной до штрафной, перебирая мяч с ноги на ногу. Причем делал он это в одном темпе, как бы никуда не торопясь.

Почему-то вспоминаются неудачные матчи в Улан-Удэ. Там мы редко брали очки. Видимо, там к своему полю «Селенга» привыкла: не из чего нам голы забивались.

Казалось бы, мы играли, а забить не можем. Дома им «отгружаем» по четыре-пять мячей, в Улан-Удэ проигрываем в один мяч, вничью сыграть там - за счастье! Поле очень плохое было, «ловушка».

В Чите тоже «горбатое» было. Там в 1984 году наш вратарь Грынгазов забил победный гол вратарю Смолкину. Володя выбил мяч с рук «со своей левой» ноги очень далеко, через все поле, к штрафной площади читинцев. Смолкин побежал к мячу, но он ударился перед штрафной и в руки его вратарю брать было нельзя. Мяч перелетел через Смолкина, и сильным порывом ветра этот мяч занесло в ворота. Мы выиграли 1:0. Но гол записали в протокол на Гасана-Джалаляна, вроде он был ближе всех к мячу. Судья так и сказал: «Как это я вратарю гол запишу, когда он мяч с рук выбивал?» Но мяч-то был в игре!

- Что можете сказать по своей игре?

- Играл на пользу команде, был командным игроком. Главное - чтобы команда достигла результата.

К своим недостаткам я отношу игру головой в борьбе за мяч. Допустим, Билень или Стуков - не гиганты, а как здорово играли головой! Выбирали момент и в «верхней точке» играли головой. Я так играть не научился. По-хорошему завидовал игрокам, которые умели вести игру, были ее дирижерами.

В 1981 году мы играли с «Уралмашем». Хоменко мне и говорит: «Там у них центральным полузащитником играет Вячеслав Вильдяев, все мячи идут через него. Играй с ним персонально, не дай ему сыграть в свою силу».

Вильдяеву было уже 32 года, мне - 25. Казалось бы, что мне мешает его нейтрализовать? Ан нет, возраст ему был не помехой, я за ним не успевал. Он играл в одно-два касания, я только к нему - он уже «отыгрался», отдал пас. Пока я за мячом посмотрел, он уже «открылся» в другую сторону. Я еще тогда подумал - как он успевает все делать в таком возрасте?

Идеально, когда все полузащитники разные в команде, сопернику очень трудно против такого подбора играть.

Замечательно, если они все еще и в большей мере умеют создавать, чем просто выполнять работу «челнока». Таких, как Александр Белозерский, сейчас еще и поискать надо. Он играл левого полузащитника, но еще и норовил завершить атаку сам. Постоянно напрягал оборону.

- Интересно, что все игроки, которые забивали много голов, были бомбардирами в своих командах, не походили по манере игры друг на друга...

- Поэтому они и выделялись. Вот допустим, я хорошо бил штрафные удары с правой ноги, а Владимир Поконин очень здорово бил штрафные с обеих ног. Ему было все равно, с какой ноги бить, он, как в бильярде, вариант удара выбирал.

Виталий Раздаев и в 40 лет бежал как молодой, Юрий Зуйков «из-за уха» мог забить, Валерий Белозерский мог обыграть несколько человек и забить, Сергей Окунев, как никто другой, умел забить головой. Поэтому они и бомбардиры, что умеют делать что-то лучше, чем остальные.

- Как в советское время поощрялись футболисты рубцовского «Торпедо»?

- Условия у нас были средними, но преимущество у нас было в получении жилья, квартиры получали бесплатно. Правом на приобретение автомашины мы тоже пользовались. Занимали у друзей и родственников деньги и покупали машины.

Команда считалась заводской, рабочие АТЗ ее любили. И когда мы в 1980 году заняли второе место в зоне, то болельщики подарили нам кубок, сделанный своими руками. И вообще, когда команда играла в Барнауле, Новосибирске или Семипалатинске, то в эти города всегда приезжало много наших болельщиков нас поддержать.

- Добавила ли в игру «Торпедо» красок игра армянских футболистов?

- Конечно, Ашот Гукасян, Грант Манасян и Араик Гасан-Джалалян добавили в нашу игру колорита. Они 1962 года рождения, и их в Рубцовск направил из Еревана бывший рубцовский тренер Арутюн Сираканян, который работал одно время и в «Арарате». Грант Манасян даже входил в юношескую сборную Армении, играл во Всесоюзных соревнованиях.

Сейчас он занимает общественную должность председателя Рубцовской федерации футбола. Конечно, все они очень помогли «Торпедо». Игра команды стала разнообразней и интересней. Гукасян отлично играл вратарем, Манасян - полузащитником, забивал очень важные голы, а Гасан-Джалалян играл нападающим и, несмотря на свой небольшой рост, очень много забивал мячей головой.

- Расскажите о роли Владимира Грынгазова в рубцовском футболе?

- Он у нас играл четыре года, с 1983 по 1986 год. Благодаря ему произошло второе рождение «Торпедо». Это был вратарь одареннейший, с характером, с хорошим пониманием игры.

А как он относился к своей работе! Надевал по две-три майки, и прежде, чем с него семь потов не сходило, из ворот он не уходил. Он был примером на тренировках для всех. Себя он не жалел, поэтому и добился многого в футболе, стал мастером спорта.

Интересно, что на тренировках он играл в первом «квадрате», т.е. в числе шести лучших футболистов команды. Это очень большая редкость.

Сейчас бы он в воротах «отдыхал», таких вратарей я что-то давно не видел.

- Какие голы запомнились вам? С угловых не забивали?

- «Шахтеру» из города Артема забил от левого флага по высокой дуге в дальний угол. Гол этот я забил в Рубцовске.

Томскому вратарю Краснослободцеву однажды забил головой гол с линии штрафной площади. Для меня это было вообще!

Мощный такой прострел, и я из кучи игроков как раз выбегал и подставил голову, чуть наклонившись. Мяч влетел в ворота, как ядро, прямо в угол! Хотя с линии штрафной у нас мог головой забить только Илья Рыжков.

Однажды забил гол от боковой линии с правого фланга, метров с 35-ти! Хотел подачу в штрафную сделать, а затем передумал и ударил «шведой» по воротам иркутского вратаря Семенова, и мяч залетел в дальний угол ворот. Я еще оглянулся на то место, откуда я ударил, и глазам не поверил, это было так далеко! Такие голы, наверное, могли Мальков или Долгов забивать, но никак не я. А тут получилось!

- Какие у торпедовцев Рубцовска были взаимоотношения с барнаульскими динамовцами?

- Самые дружеские. Мы ведь на выезды ездили всегда вместе, менялись городами, гостиницами. Расстояния огромные преодолевали, встречались в разных аэропортах, на вокзалах. Друг про друга все знали: у кого кто родился, кому квартиру дали, у кого день рождения. Но это за полем, а на поле мы были непримиримыми соперниками.

***

Петр Потрываев взвалил на себя обязанности главного тренера команды в самый трудный период ее истории, когда не хватает средств на содержание не только самой команды, но и футбольной школы. Но Петр Петрович не привык пасовать перед трудностями, он работает во благо рубцовского футбола и верит в его возрождение и возвращение во Вторую лигу.

Просмотров: 855 | Добавил: Петруха
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *: